А как же свобода слова?

На протяжении длительного времени в России последовательно уничтожается независимая журналистика и свобода слова и меня, как банкира и просто человека с активной жизненной позицией не может не тревожить данная тенденция. А с принятием в феврале 2014 года «Закона Лугового», появился инструмент стирания из интернет пространства всех, кто каким-либо образом выступает против действующей власти.

«Закон Лугового», названный так в честь своего автора, депутата Госдумы от ЛДПР Андрея Лугового, ввел с 1 февраля 2014 года механизм досудебной блокировки сайтов, которые содержат «призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в публичных массовых мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка» и т.п. Если Генпрокуратура видит такие призывы, она обращается в Роскомнадзор. Регулятор обязан в течение одного рабочего дня через оператора связи уведомить владельца сайта о необходимости удаления нежелательного контента, а при отсутствии реакции владельца в течение суток – блокировать сайт.

То, что сейчас происходит в России, — это ужесточение режима. В России либо вы молчите, либо фильтруете то, что говорите. В противном случае вас начнут сначала удалять из онлайн пространства, если таких мер окажется недостаточно, то окажетесь за решеткой. Оба варианта ограничивают возможности участия в общественной жизни и свободу слова.

Почему этот закон стал инструментом устранения неугодных?  Одними из первых сайтов, заблокированных по «закону Лугового», стали оппозиционные СМИ «Каспаров.ру», «Грани.ру» и «Ежедневный журнал», а также блог политика Алексея Навального.

Незаконность блокировки СМИ по данному закону подтверждает и судебная практика, ведь интернет-изданию «Грани.ру» удалось обжаловать блокировку своего сайта Роскомнадзором в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге. Заявители считают, что этим была нарушена свобода выражения мнений. В жалобе говорится, что «закон [депутата Госдумы Андрея] Лугового», разрешающий внесудебную блокировку сайтов за экстремизм, призывы к массовым беспорядкам и участию в несанкционированных мероприятиях, не учитывает правового статуса средства массовой информации, который им предоставлен законом о СМИ.

Только просмотрите на эти цифры, по данным экспертов проекта «Роскомсвобода», отслеживающего факты ограничения свободы интернета, по состоянию на 18 декабря 2014 г. на основании «закона Лугового» блокировке подверглось 183 486 интернет-ресурсов.

Этим репрессиям подвергаются не только СМИ, это мы видим на примере блога Алексея Навального. Поэтому, чтобы высказать свое мнение, люди вынуждены его выражать там, где это безопасно. Например, в мессенджере Telegram, который вопреки закону отказался передать Федеральной службе безопасности РФ ключи шифрования пользовательских сообщений. Чиновники заявляют, что Telegram активно пользуются террористы и другие преступники. Несмотря на усилия Роскомнадзора, приложение по-прежнему функционирует в стране благодаря VPN- и прокси-серверам. А аналитик и в один голос утверждают о значительном росте пользователей мессенжера.

Источник: авторская колонка Юрия Максакова в молодёжной газете «Смена», выпуск за 20 декабря 2014 года